January 17th, 2019

(no subject)

В ВЫБОРЕ ПАРТНЕРА ОШИБИТЬСЯ НЕВОЗМОЖНО

Потому что жизнь дает не то, что вы хотите головой, а то, что в данный момент нужно вашей психике. Нравится вам это или нет – другой разговор. Но на тот момент, когда это происходит, ошибкой оно быть не может. Вы же знаете, что вам нужно и зачем.
Да, потом вы можете передумать. Но это потом. А здесь и сейчас мы не можем ошибиться по поводу партнера, мы можем ошибаться только по поводу себя.

Михаил Лабковский, из лекции "Про отношения"

Но там, где есть сочувствие, жизнь возрождается

"Время, когда птицы теряют свое оперенье, – это для нас, людей, то же самое, что переживаемые нами несчастья, неудачи, трудности. Человек может навсегда потерять оперенье, а может выйти из этого состояния обновленным, преображенным. И все же терять оперенье не стоит публично, в этом нет повода для радости, поэтому в такие тяжелые времена необходимо уединяться от всех.

Если ты можешь простить человека, поглощенного изучением картин, ты согласишься, что любовь к книгам так же священна, как любовь к Рембрандту, и я даже думаю, что каждая из них дополняет другую.

Collapse )

Оп-паньки...

— Здравствуйте, доктор, у меня проблемы.
Доктор:
— Присаживайтесь, голубчик, рассказывайте.
— У меня погасший взгляд и дергается плечо.
Доктор (продолжая писать):
— Валерьянки на ночь и как рукой, как рукой.
— Доктор, ночами мне снится, что я строю подземные пирамиды в Тоскане, меня страшно беспокоит сохранность фресок и поведение связующего раствора в контакте с грунтовыми водами.
Доктор (поднимая глаза):
— Что вы говорите?! А чем армируете фундамент? Очень рекомендую скрученные по четыре каленые прутья, веками, знаете ли, обкатанный прием.
— Доктор, что-то идёт не так.
Ещё ...На определителе телефон людей, которые мне не звонили, все слова на вывесках и афишах, за которые цепляется взгляд, — однокоренные.
А ещё Мой хомяк не разговаривает со мной четвёртый день, он неподвижно сидит в углу клетки и смотрит на меня взглядом Балрога, целящегося в Гендальфа кончиком бича.
Доктор:
— Какой, однако, начитанный зверёк, вы не пробовали дать ему русскую классику?
— Доктор, я чувствую и понимаю женщин.
Доктор (роняя очки на стол, вполголоса):
— Оп-паньки...