neidealnaj (neidealnaj) wrote,
neidealnaj
neidealnaj

Category:

КОМПЛЕКСНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ "ГОГЛАНД"



Конечно, вы знаете, где находится Санкт-Петербург. И где расположен Кронштадт, наверняка, тоже. А если двинуться по карте ещё дальше на северо-запад?.. Да, Финский залив, и?..

Ну, хорошо, подсказываем: "путь из варяг в греки", Ништадский мир, Гогландское сражение, картина Айвазовского "Гибель "Лефорта", Крымская война, дуга Струве, сопка Попова, Таллинский переход, адмирал Святов… Всё равно никак?..

Ладно, не переживайте. Для участников комплексной экспедиции "Гогланд" Русского географического общества весь этот перечень-пазл поначалу тоже в одну картинку не складывался. По отдельности всё вроде как и на слуху, но что объединяет эти факты, названия, события?..

Начиная с лета 2013 года команда "Гогланд" Русского географического общества собирает и связывает воедино летопись сравнительно небольшой территории, которую даже сейчас, в век спутниковых карт и безграничных информационных возможностей, впору называть "белым пятном", которое, кстати, "сияет" не где-то в дебрях Амазонии, а почти в самом центре Европы. Правда речь, скорее, идёт о "белом пятне" не на карте, а в нашем образовании, в нашем знании родной страны.

Имя ему – Внешние острова Финского залива.



Их много, но лишь 14 принято называть Внешними островами Финского залива.

Большие и маленькие, покрытые вековыми соснами или гладким базальтом, песчаные, скалистые, пологие – они очень разные, и иногда не верится, что созданы природой в одном краю, совсем рядом друг с другом. Причём некоторые сами по себе так многолики, что, гуляя по ним, можно за пять минут перейти от "брянских болот" к "куршским дюнам", неподалёку от которых видны "норвежские фьорды", покрытые "альпийскими лугами".


Вид на южную часть о. Гогданд с Соколиной горы

Но примечательны острова не только первозданной природой. Они имеют невероятно интересную, насыщенную, но очень мало кому известную историю, полную тайн и загадок. Причём историю, которая реально уходит в самую глубь веков и является очень важной частью истории не только России, но и всего континента.

Однако по-настоящему уникальными Внешние острова делает то, что о них, расположенных всего в нескольких часах хода по воде от Санкт-Петербурга, почти никто ничего не знает. Даже петербуржцам (за редким исключением) невдомёк, как за фортами Кронштадта "убегает" за материковую линию госграницы почти на два десятка километров в Финский залив клин островов.

И именно этот клин и является тем самым, известным всем нам со школы "окном в Европу", что "прорубил" Пётр Первый.


Карта из архива Русского географического общества

Так вышло, что, кого ни спроси, что это за "окно" такое, называют Санкт-Петербург. Но взгляните ещё раз на карту Финского залива. Видите словно узкое бутылочное горлышко при выходе в Балтику? Его в прямом смысле перекрывают острова. И не будь они за Россией, эффект от создания Санкт-Петербурга как крупного торгового порта и военно-морской базы был бы весьма сомнителен.

Но это – лишь часть удивительной истории Внешних островов.



Рассуждения об исторической принадлежности внешних островов Финского залива не прекращаются до сих пор. Кто-то утверждает, что изначально они были шведскими, кто-то уверен, что финскими. На самом же деле до начала XIV века острова эти особо никому и нужны не были. Хозяйством там особо не займёшься: на большинстве из них – одни камни и с пресной водой проблемы, климат на Балтике, прямо скажем, неласковый, да и далековато они от материка (ну, по средневековым меркам). Обратили на острова внимание, лишь когда противостояние новгородцев со шведами за господство в регионе достигло невиданных высот (кстати, первая их стычка датируется 1124 годом, когда шведы решили прибрать к рукам Ладогу). Если опять вспомнить карту и прибавить интересы активничавших там тогда датчан и Тевтонского ордена, несложно понять, что острова стали в ту пору важным стратегическим плацдармом.

В 1323 году между Новгородской республикой и Швецией заключается Ореховский мир, первый в истории нашего государства договор о вечном мире. И вот в нём на сцене всемирной истории и появляются острова (не в самом тексте, а в рамках «нарезанных» себе шведами территорий). Так запирающие выход из залива Гогланд, Соммерс, Родшер, Тютерс и Сескар и получили своего первого официального «хозяина».

И вот тут появляется тема финнов. Именно их, с 1104 года являющихся подданными Швеции и традиционно ведущих здесь промысел, и решено было сделать «коренным» населением островов.

Правда, есть одно «но» в виде «доклада» в таллиннский магистрат, из которого видно, как 1395 году купцы шли к Ретусаари (Кронштадт), заблудились и пристали к острову Сескар, где «торговали с местными русскими». Историки полагают, что речь шла о наших православных ижора, занимавших часть земель современной Ленинградской области. Или о славянах, которые ещё в эпоху викингов (IX–XI вв.) начали расселяться на Северо-Запад, налаживать торговлю с Европой и оседать, создавая «истоки российской государственности» – Великий Новгород и Ладожское поселение, и вполне могли расселиться и за Ладогу.


Древние каменные лабиринты на острове Южный Виргин

То, что на островах люди жили ещё до шведо-финнов, подтверждают и археологи. На острове Мощный есть могильник железного века, который использовали минимум 200 лет. На Гогланде – чашечные камни для ритуалов, насыпи, сейды. На Южном Виргине – насыпи и лабиринты. На Большом Тютерсе – могильники бронзового века. И это только то, что уже выявлено.

Кстати, кроме шведов, финнов и «условно русских» на островах ещё проживали лифляндцы (сейчас это эстонцы и литовцы). На Гогланде – точно. Об этом есть запись за 1635 год известного дипломата-историка-физика Адама Олеария, чей корабль потерпел крушение вблизи гогландской бухты Сююркюля. К слову, помните в санкт-петербургской Кунсткамере стоит огромный Готторпский глобус, подаренный царю Петру? Этот первый и некогда самый большой в мире глобус-планетарий диаметром 3,1 м сконструировал именно Олеарий.


Гравюра о крушении корабля Адама Олеария

Что касается России, то в состав нашей страны часть островов вошла при Петре I. Очередная кампания шведов на Балтике, Северная война, окончилась поражением и Ништадтским миром. И в 1721 году острова (вместе с Эстляндией, частью Карелии, Лифляндии (Эстония и Латвия) и Ингерманландии (это сейчас часть Ленобласти) отошли Русскому царству.

Но шведы не унимались. Начали очередную русско-шведскую войну, которая закончилась в 1743 году Абоским миром со счётом 1:0 в пользу России, которая тогда забрала себе ещё и самый главный остров архипелага – Гогланд. Потом шведы безуспешно пытались взять реванш в 1788–1790 гг. – произошло то самое Гогландское сражение.

И, наконец, 1809 год, когда Фридрихсгамский мир ставит точку в более чем шестивековом русско-шведском споре по поводу «чьи в лесу шишки» на Балтике. Причём шведы лишаются Финляндии, она входит в состав Российской империи.

Жители островов, этнические финны, к тому времени без малого 100 лет русские подданные, «приписываются» к нашей новой «губернии»: Великому княжеству Финляндскому. Кстати, все «миры», о которых упоминалось, население мало трогали: в них оговаривалось право на сохранение вероисповедания, традиций. Более того, благодаря Александру II финны получили возможность использовать родной язык официально. Впервые с 1104 года.

И всё было замечательно, пока не распалась Российская империя, а финны вместе с независимостью получили возможность претендовать на острова. Население там, мол, финское. И в 1920 году недальновидные большевики острова отдали. Правда, потом спохватились. Стали предлагать вернуть, купить, поменять, но финны были непреклонны.

Началась и завершилась Зимняя война (советско-финская). И очередной мирный договор 1940 года (Московский) условно вернул острова прежнему владельцу. Условно, потому как лишь на правах аренды, но с возможностью строить на них военно-морские базы, что СССР и делал. До лета 1941 года.


Зенитное орудие на берегу острова Большой Тютерс

С началом Великой Отечественной войны стратегическое положение внешних островов раскрылось с новой силой: они оказались принципиально важны для всех воюющих сторон. История блокады Ленинграда оставила в памяти людей Дорогу жизни, Невский пятачок, Ораниембаумский плацдарм, но о роли внешних островов в обороне города, в нашей Победе в целом, увы, известно в основном только военным историкам. Лишь они смогут рассказать о невероятном мужестве наших подводников, которые пытались прорваться через масштабные минные заграждения «Зиегель» («морской ёж»), которые немецкий флот выставил на выходе в центральную Балтику. О труднейших воздушных боях. О беспрецедентных десантных операциях, полных подвигов на грани человеческих возможностей, и чудовищных ошибок командования, о которых официальная история, разумеется, предпочла «забыть». Об острове Мощном, который три года (!) был самой западной точкой передовой линии фронта, и об острове Гогланд, где в 1944 году недавние враги – СССР и Финляндия – вместе отражали атаки немцев.

А ведь сложись тогда иначе судьба островов, кто знает, какой была бы блокада Ленинграда, как быстро бы завершилась война, сколько жизней удалось бы спасти…

Лишь осенью 1944 года советские войска заняли все острова, а в 1947 году по условиям очередного «мира» (на этот раз Парижского) они вновь были закреплены за нашей страной, в составе которой, собственно, по сей день и пребывают.

И, наверное, нет больше на земле таких скромных, как Внешние острова, территорий, которые фигурировали бы во стольких договорах о мире.

ОСТРОВА

У каждого острова неповторимый характер. Вот исполин Гогланд. Словно хозяин залива возвышается он над стальными водами Балтики, навсегда пленяя путешественника своей первозданной мощью.


Непогода на подходе к острову Гогланд

В хорошую погоду с него виден Родшер – самый западный остров России, чьи крохотные кирпичные домики и маяк похожи на декорацию к сказке.


Петроглифы на острове Родшер

Левее – Виргины, Южный и Северный. Волны сложили их круглыми камнями, из которых древние люди построили здесь ритуальные насыпи и лабиринты. Они и сейчас не пустуют. Особенно по весне, когда Виргины, как и остров Кокор, превращаются в «роддома» перелётных птиц.

pticy_o.kokor_.jpg
Птицы острова Кокор

Эхо войны до сих пор слышно на острове Мощный, и трудно представить, что этот огромный, полный жизни и красок лес во время Великой Отечественной почти три года был передовым рубежом линии фронта.


Закат на старинном пирсе острова Мощный

Ещё громче звучит оно на Большом Тютерсе и Соммерсе.


Маяк острова Большой Тютерс

Свидетели трагедий советских десантов, они по сей день хранят свои боевые тайны и артефакты.

Иная атмосфера у их «младших братьев»: Малого Тютерса с его девственной природой и Малого Соммерса – гранитной крохи в сотню квадратных метров.


Серый тюлень, отдыхающий на острове Малый Соммерс.jpg

А вот остров Малый, пасторальный образ которого обманул не одно судно, налетевшее на его песчаные мели.

Песками, но уже в виде пляжей, может похвастаться и Сескар. Однако главная его достопримечательность – первый в России цельнометаллический маяк, изготовленный в Англии в 1858 году.


Вид с маяка острова Сескар

Ещё один остров, что буквально испещрён историей – Нерва, небольшое каменное плато с сотнями петроглифов.

И, наконец, Вигрунд. Самый южный и самый скромный по природе из 14 островов и бесконечный предмет жарких споров учёных: что это – остров, скала или банка?


Вид с моря на остров Вигрунд

Отсюда: Русское географическое общество
Проекты → Экспедиции РГО → Комплексная экспедиция "Гогланд"
Tags: интересно, история края, наш край, незнакомая Балтика, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments